ПРЕСТУПЛЕНИЕ КЛАВДИЯ ПТОЛЕМЕЯ

СОДЕРЖАНИЕ
Предисловие редактора перевода

Предисловие автора

Глава   I. Объяснение явлений в астрономии

Глава   II. Греческая математика

Глава   III. Земля

Глава   IV. Строение мира

Глава  V. Солнце и связанные с ним вопросы

Глава   VI. Долгота полной Луны

1.        Параллакс

2.        Эвекция и вариация

3.        Уравнение времени

4.        Среднее движение Луны

5.        Использование затмений Луны при изучении ее движения

6.        Четыре сфабрикованные триады лунных затмений

7.        Доказательство подделки

8.        Автор обмана

9.        Узел лунной орбиты

10.     Итоги

 

Глава   VII. Долгота Луны в любой фазе

Глава  VIII. Размеры Солнца и Луны. Расстояния до них

Глава   IX. Звезды

Глава   X. Движение Меркурия

Глава   XI. Венера и внешние планеты

Глава   XII. Некоторые второстепенные вопросы

Глава   XIII. Оценка деятельности Птолемея

Приложение А. Специальные термины и обозначения

Приложение Б. Метод Аристарха для нахождения размеров Солнца


Приложение В. Как Птолемей пользовался вавилонским календарем

Список литературы

8. Автор обмана

 

Обнаруженный нами здесь обман существенно отличается от об­мана, о котором говорилось в предыдущей главе. Там было ясно, что собственные наблюдения Птолемея - подделка, но не было никаких оснований подвергать сомнению подлинность наблюдений, которые Птолемей брал из работ других авторов [1]). Здесь же в дополнение к обману, касающемуся наблюдений, проведенных самим Птолемеем, мы имеем систематическую фальсификацию истории, а также ложные утверждения о результатах вычислений.

Нетрудно представить себе, что Птолемей мог дать задание помощ­нику провести наблюдения, скажем, равноденствий и солнцестояний, внесенных в таблицу V.3, и что помощник подделал эти наблюдения, введя тем самым Птолемея в заблуждение [2]). Но как объяснить поддел­ку древних записей?

Прежде всего попробуем предположить, что Птолемей сам эти записи не просматривал, а делал это все тот же помощник. Немного странно, но этому можно найти объяснение. И помощник не просто переписы­вал данные из записей, а подделывал их. Сразу понять такие действия трудно. Если подделку наблюдений проще всего объяснить ленью помощника, то здесь такое объяснение не подходит. Переписать данные намного проще, чем подделать [3]). Итак, у помощника должны были быть другие мотивы для обмана. Положение становится все более не­правдоподобным. Все же могли быть причины, о которых мы не зна­ем и которые, может быть, нам даже трудно себе представить. Мы до­пускаем возможность, что за подделку старых данных отвечает помощ­ник. Нужно признать, что такая картина событий менее вероятна, чем если бы дело касалось только подделки наблюдений.

Мы должны принимать во внимание и текст «Синтаксиса». Текст, по-видимому, был задуман как часть обмана. Посмотрим, например, что Птолемей пишет о Гиппархе и двух триадах затмений -382/-381 и -200/-199 годов. Гиппарх, как пишет Птолемей, по двум триадам получил разные значения Е и получил их в результате ошибки в вы­числениях. Но тогда сам Птолемей ясно не осознает (или пытается скрыть свое понимание), что если измерения и вычисления верные, то разные триады должны приводить к разным значениям Е. Затем он приводит моменты наблюдений и вычисленные значения долготы Солнца в эти моменты. Он утверждает, что найденные Гиппархом из­менения по времени и долготе не согласуются с приведенными момен­тами времени и долготами. Но ошибки, которые Птолемей приписывает Гиппарху, вряд ли были Гиппархом сделаны. Наконец, Птолемей ис­пользует те изменения по времени и по долготе, которые называет правильными, и получает значения Е, почти точно совпадающие друг с другом, а также со значением Е, определенным из двух других триад затмений.

На данном этапе мы можем предположить, что всей этой уже об­суждавшейся фальшивой информацией снабдил Птолемея его помощ­ник. Но тогда мы должны признать, что этот гипотетический помощник проводил наблюдения, искал старые записи о наблюдениях и прово­дил анализ старых и вновь проведенных наблюдений. Если все это делал помощник, то что же делал Птолемей? Но и здесь мы не учиты­ваем текст «Синтаксиса». Ведь только Птолемей мог решить, что пи­сать. Теперь мы должны поставить следующий вопрос: почему Пто­лемей утверждает, что у Гиппарха были серьезные ошибки в анализе затмений?

Если Птолемею так уж необходимо было упоминать Гиппарха и эти затмения, он мог бы сказать, что эпициклическая модель (или мо­дель эксцентра) не может точно описывать долготу Луны в полно­луние и что Гиппарх, вероятно, должен был получить разные значе­ния из разных триад. Преимущество такого утверждения в том, что оно верно. Он мог также сказать, что погрешность измерения вызывает существенное изменение значения Е, если выводить его из разных множеств затмений. Это утверждение также верно. Но вместо того чтобы написать любое из этих верных утверждений, Птолемей под­вергает сомнению результаты Гиппарха, а это уже ошибочное реше­ние. Но принять такое решение мог только автор «Синтаксиса».

Я уверен, что сделав достаточно много хитрых предположений, мы сможем представить Птолемея жертвой, а не автором обмана. Однако в духе «спасения явлений» мы должны принять простейшую гипотезу, объясняющую сложившиеся обстоятельства. А самое простое объяс­нение состоит в том, что обман был умышленно совершен Птолемеем.

Я не могу отрицать, что пока еще виновность Птолемея не до­казана со всей очевидностью. Но думаю, что дочитав эту книгу до кон­ца, читатель получит доказательства, которые можно считать убеди­тельными. Для простоты дальнейший материал будет излагаться так, как если бы было доказано, что автор обмана - Птолемей. Иногда я все же буду спрашивать: а не мог ли быть автором обмана гипотети­ческий помощник?

Предположение о виновности Птолемея требует рассмотрения одного следствия. Для определенности предположим, что доказана виновность Птолемея в подделке наблюдений затмений Луны. Дока­зывает ли это, что он повинен в подделке наблюдений Солнца?

В уголовном праве, насколько я его представляю себе после чте­ния большого числа детективов, виновность в одном преступлении не является доказательством виновности в другом преступлении. Пусть, например, в одном городе ночная кража со взломом была совершена 17 января, а в близлежащем городе 2 февраля. И пусть Xпризнан виновным в ограблении 2 февраля. Но это ничего не говорит нам о личности взломщика, совершившего кражу 17 января.

Причина в том, что есть много взломщиков, которые могли совер­шить преступление 17 января. За исключением тех редких случаев, когда какое-либо обстоятельство показывает, что обе кражи были со­вершены одним и тем же человеком, раскрытие одной из них ничем не поможет нам в расследовании другой. Здесь, однако, у нас тот самый редкий случай. Если только не рассматривать возможность, что и Птолемей, и его гипотетический помощник, каждый независимо и не подозревая друг о друге, замешаны в научном обмане, то виновник здесь один. Поэтому, если мы сможем уличить Птолемея в каком-нибудь обмане, с очень большой вероятностью он повинен и во всяком другом.

 



[1] Я не рассматриваю приписываемое Метону наблюдение солнцестояния -431 г. Эта подделка, по крайней мере частично, была сделана задолго до Птолемея и имеет вполне невинное объяснение.

[2] Такой помощник, если он существовал, был довольно преданным, хотя и нечестным человеком. Если такой помощник существовал, то выходит, что он работал на Птолемея с 24 сентября 132 г. по 23 июня 140 г, а может быть и дольше.

[3] Чтобы скрыть свой обман, такой помощник должен был, кроме того, заменить записи в архивах на подделку.