ПРЕСТУПЛЕНИЕ КЛАВДИЯ ПТОЛЕМЕЯ

СОДЕРЖАНИЕ
Предисловие редактора перевода

Предисловие автора

Глава   I. Объяснение явлений в астрономии

1.        «Спасение» явлений

2.        Звезды

3.        Солнце

4.        Луна

5.        Планеты

6.        Земля

7.        Специальные термины и обозначения

 

 

Глава   II. Греческая математика

Глава   III. Земля

Глава   IV. Строение мира

Глава  V. Солнце и связанные с ним вопросы

Глава   VI. Долгота полной Луны

Глава   VII. Долгота Луны в любой фазе

Глава  VIII. Размеры Солнца и Луны. Расстояния до них

Глава   IX. Звезды

Глава   X. Движение Меркурия

Глава   XI. Венера и внешние планеты

Глава   XII. Некоторые второстепенные вопросы

Глава   XIII. Оценка деятельности Птолемея

Приложение А. Специальные термины и обозначения

Приложение Б. Метод Аристарха для нахождения размеров Солнца

Приложение В. Как Птолемей пользовался вавилонским календарем

Список литературы

Глава   I

 

ОБЪЯСНЕНИЕ ЯВЛЕНИЙ В АСТРОНОМИИ

 

I don't believe what makes you red m the face

Is after explosion going away so fast

Robert Frost [1])

 

1.      «Спасение» явлений

 

Цель астрономической теории, как отмечалось некоторыми гре­ческими авторами, - «спасение» явлений. Иными словами, астроно­мическая теория должна так интерпретировать явления, так описать их в количественных терминах, чтобы это описание согласовывалось с астрономическими наблюдениями. По существу такой подход к аст­рономии соответствует современной точке зрения и, казалось бы, яв­ляется настолько естественным, что о нем не стоит и говорить. Од­нако в других областях физических наук греки этот принцип построе­ния теории не использовали для многих греческих философов физи­ка и астрономия имели совершенно различные цели. Они учили [см., например, Паннекук, 1966, с. 143], что от астронома требуется лишь «спасти явления», тогда как физик должен «вывести истину», должен объяснить явления, исходя из первопричин и действующих во Все­ленной сил.

Как я понимаю, конечной целью астрономии является описание, а конечная цель физики состоит в установлении истины. Но что та­кое «физическая истина», не определено до сих пор. И греческая аст­рономия была свободна от поисков этой неопределенной и недоступ­ной цели Видимо, поэтому греческая астрономия, как нам представ­ляется, достигла большего, чем греческая физика.

Если мы не можем сказать, что одна теория истинная, а другая ножная, то как в таком случае мы решаем, какие теории принимать и использовать, а какие отвергать? Эта проблема занимает многих современных философов науки. Одним из критериев, по которому данная теория может быть принята, служит ее простота. Дело, видимо, в том, что в принципе любую теорию можно «заставить работать», если в достаточной степени усложнить ее. Возможно, из эстетических соображений, а может быть и потому, что пользоваться сложными теориями слишком утомительно, мы выбираем как «верную» наиболее простую из имеющихся теорий (конечно, если она «спасает» явления не хуже других).

И такой критерий признания теории можно найти в греческой астрономии. Птолемей в главе III.1 «Синтаксиса» говорит: «Мы дума­ем, что явления надо объяснять наиболее простыми гипотезами, если они ни в чем существенном не противоречат наблюдениям». Думаю, в целом такой подход может принять каждый современный ученый. Возможно, ему не понравятся слова «ни в чем существенном» и он предпочтет формулировку «если они ни в чем известном нам не про­тиворечат наблюдениям» или «если они ни в чем установленном нами не противоречат наблюдениям».

Обратимся теперь к тем основным наблюдениям или явлениям, которые должны были «спасать» греческие астрономы.

 

 



[1] Я не верю, что вы краснеете потому,

Что после взрыва так быстро убегаете прочь.

Р. Ф р о с т   «Скептик»

Из книги «Complete Poems of Robert Frost» - N.-Y.   Henry Holt and Company, 1949, p 549.